dopinfo.ru | на главную | микс-обзоры | 1957-й год | Передовики производства

 
    Полезные и познавательные страницы  
   



Звукоизоляция и утепление зданий, сооружений, помещений и инженерных систем.
Грамотный выбор стройматериалов и конструктивных схем, надёжный монтаж.
Сопутствующие ремонтно-строительные и восстановительные работы.


Магнитогорские встречи - часть 6

А вернулся - боязно. Боязно идти в завод. Там люди, которые помнят меня отпетым парнем. Как взглянут? Вот в милиции капитан Зарощенский, выдавая мне бессрочный паспорт, и виду не показал, что помнит «Цыгана». Протянул документ и руку пожал. Может, и на заводе так? А может быть, косо посмотрят. Раз пять подходил я к отделу кадров, а зайти не решался. Нанялся в пригородный совхоз, в полеводческую бригаду. Но какой из меня полевод? Сезон отработал - взял расчет.

Сидим как-то с братом в кино. Сеанс еще не начался, люди рассаживаются. Вдруг Василий говорит: «Смотри, Митя, дружок твой Тыртышный…» У меня внутри будто оборвалось что. Тыртышный здесь ... Каков он? Что у него нынче на душе? Покончил с прошлым или по прежней дорожке катит? Смотрю на экран, а в голове у меня Колька Тыртышный. Встретились у выхода из кино. Стоим, а сказать чего друг другу, не знаем. Вижу, он пальтишко незаметно расстегнул, чтобы медали показать. И я свое нараспашку. Фронтовики! Был он тоже в танкистах, кончал войну в Праге. А сейчас горновым на пятой печи. «Ты - спрашивает, - давно демобилизовался?» «Только что», - говорю, хотя уже с полгода дома. «Ну, тогда давай к нам, у нас места есть».

Утром я в отдел кадров. И надо же нарваться на бдительную девицу в прыщах. Минут пятнадцать разглядывала мой паспорт. И так его вертела и этак, и справа налево листала и слева направо. То в документ уткнется, то на меня уставится. Не выдержал я, вскипел. «Давайте, - говорю, - паспорт обратно! Не желаю, чтобы вы его салили своими жирными пальчиками. Он у меня, между прочим, бессрочный. Не приметили?»

В тот же день подал заявление на шоферские курсы. Приняли. Но не входила в меня эта учеба. К печам тянуло. Вот и кружил и кружил около завода. В комбинатскую библиотеку записался. С заводскими ребятами дружбу завел. Они меня и пригласили на новогодний вечер к прокатчикам. На той вечеринке познакомился я с Машей Ветошкиной, нынешней моей жинкой. До войны я знал ее брата Петра, горнового. Пропал он на войне… Деваха показалась мне серьезной. Комсомолка. Бригадиром на сдаче проката. В вечернюю школу ходит, в десятый класс... Гуляли мы с месяц. А дошли до главного разговора, Маша вдруг и спрашивает: «Скажи, Дмитрий, почему ты, придя с фронта, не вернулся на завод?»

Сперва я отшутился, а потом решил выложить все начистоту. За¬думалась, сдвинула брови. «Я все это знала, - говорит. - Возвращайся в цех. Слышишь, возвращайся! Не будь трусом. А не вернешься, - не будет тебе моего согласия на совместную жизнь».

«Я уже говорил вам, что работал перед войной подручным канавщика. Так что пришлось теперь начинать с четвертого горнового. Но повезло мне: попал на доменную печь № 1. Она первая не только по номеру, но и по рождению - с нее-то и зачиналась наша «Магнитка». Год за годом пристраивались к ней, будто по ранжиру, новые печи. Теперь их восемь. Чем печь моложе, тем она, понятно, лучше. Но все равно, к первой, к прародительнице, у нас по-прежнему особое уважение, и народ любит на ней работать. При мне там был мастером Николай Ильич Савичев. Знаете его, наверно? Маленький, сухонький, со спины посмотришь, за комсомольца можно принять. Он на этой домне двадцать пять лет назад первый чугун принимал. Не знаю, может, оттого, что и он фронтовик и примерно по тем же дорогам прошел, что и я, или потому, что ни разу не напомнил о моих похождениях в молодости, только полюбился мне Савичев. Человек негромкий, несуетной, а потолковей, пограмотней других прытких. Жаль было расставаться с ним. А уходил я на пятую печь, чтобы сменить Тыртышного. Николая на Ново-Липецкий завод послали.

И он, между прочим, гремит там. У нас в бригаде - я теперь старшим горновым на седьмой комсомольско-молодежной - есть газовщик Миша Жилин. Он липецкий. Ездил туда прошлый год родных навестить. Ну, и на заводе побывал. «Подхожу, - рассказывал, - к проходной. И натыкаюсь на нашего Николая. Только не на живого, а на портрет «лучший горновой». В цехе его не застал: он в ночную выходил. А дома у своих разворачиваю газету, в газете статья про Тыртышного. И по радио тоже про него вещают. Знаменитость! Как бы голова не закружилась!»

Сам-то я давненько с Николаем не виделся. Тут как-то мы с ним разъехались. Он к нам на завод по обмену опытом. А я в это время в Москву. С докладом в ЦК комсомола о работе нашей домны. Мы только-только на восемь выпусков в сутки перешли. Вот я и докладывал о первых результатах. Потом в город Жданов поехал: мы соревнуемся с мариупольцами. Пока я ездил, Николай с моими ребятами опытом обменивался. А у нас какой обмен? Бери пику в руки - становись к лётке... Он брал, показывал. А я в Жданове тоже брал, показывал. Возвращаюсь, говорят: Николай был. И все от него в восторге. Работает по высшему классу... Потом снова была возможность с ним встретиться. У нас в Магнитогорске собралась всесоюзная конференция доменщиков. Среди докладов был и мой. Должен был выступить и Николай. Да не смог приехать: заболел. Но привет не забыл прислать...

Вы меня извините, я вас заговорил. Да и пора мне! Сегодня у меня вечер занятый. Зачеты на курсах мастеров. А потом еще надо к завтрашнему партсобранию подготовиться. Завтра меня принимают в члены партии...



Доступные цены на монтаж теплоизоляции и звукоизоляции - Москва и область.
Индивидуальный план-график работ, детальный расчёт материалов, качество.




 
       
   

Все права защищены - © 2007-2019 - dopinfo.ru
При цитировании и републикации открытая обратная ссылка строго обязательна