dopinfo.ru | на главную | микс-обзоры | 1957-й год | Передовики производства

 
    Полезные и познавательные страницы  
   



Звукоизоляция и утепление зданий, сооружений, помещений и инженерных систем.
Грамотный выбор стройматериалов и конструктивных схем, надёжный монтаж.
Сопутствующие ремонтно-строительные и восстановительные работы.


Магнитогорские встречи - часть 3

Вот как они были схожи внешне! А внутренне? Характерами?

Во всяком случае после окончания института они вели себя примерно одинаково. С той только разницей, что Носов-старший, согласившись сперва на аспирантуру, покинул ее через полгода, уйдя в цех, а младший сделал это сразу. Он отверг два заманчивых предложения: одно от дирекции Магнитогорского института, другое из Свердловского. И там и тут в нем были заинтересованы не только как в аспиранте, но и как в мастере спорта, отличном волейболисте... В обоих институтах ему предлагали все условия для научной работы на кафедре. Но у Дмитрия был уже свой взгляд на научную работу. Он, как и отец, считал, что металлург должен начинать ее не на кафедре, не в лаборатории, а у печей. Так начинали Байков, Грум-Гржимайло, Павлов. Наука от этого только выиграла.

Итак, в цех! И снова тут были люди, знавшие отца.

Был Константин Никифорович Беликов, начальник цеха, еще в тридцатых годах работавший с Григорием Ивановичем на Кузнецком комбинате, вместе с ним участвовавший в знаменитом споре с мистером Веллом. Американец консультировал наших сталеплавильщиков при пуске первых мартеновских печей. Мистер Велл был «бог, маг и чародей», каждое слово которого ловилось, что называется, с уст. И он действительно много знал и приносил немалую пользу. Но вдруг против Велла восстал молодой, неопытный, недавно защитивший диплом инженер Носов. Он заявил, что мистер Велл не прав, требуя чистки подин (подина - это дно печной ванны, в которой варится металл) после каждой плавки. Что это совершенно ни к чему, не вызвано никакой технической необходимостью и представляет собой зряшную трату времени. При нормальной работе печи подину нужно чистить по определенному графику, не чаще двух раз в неделю. Сейчас это - правило, принятое на всех металлургических заводах, а тогда звучало как невероятное откровение... На стороне мистера Велла был непререкаемый авторитет, на стороне «мистера Носова» и его товарищей - смелость, которая и победила.

Но вот в вопросе о том, как чистить подину, Григорий Носов, ставший уже начальником цеха, решительно поддержал мистера Велла. На дне ванны образуются углубления, ямы, в которых накапливается металл. Его нужно удалить, а ямы заделать магнезитовым порошком. Металл удалялся так. Брали тяжеленную длинную металлическую штангу с деревянным бруском на конце, вводили в печь, и трое - четверо подручных раскачивали ее, проталкивая сгустки металла к лётке, выпускному отверстию. Это так и называлось: «качать яму». Утомительный, изматывающий труд! Американец предложил выдувать накопившийся металл с помощью сжатого воздуха. Потребовались затраты на оборудование, но игра стоила свеч.

Приехав в Магнитогорск, Григорий Иванович и здесь решил ввести этот новый способ. Сейчас не заставишь людей «качать яму». А в то время обер-мастера встретили директорскую новинку в штыки. Тем более, что на первых порах не ладилось с трубами, со шлангами. Куда проще взять штангу, брусок и давай «качать» под «эй, ухнем». Тяжело, в пот вгоняет, зато верняк... Придя однажды на работу, обер-мастера обнаружили, что нет ни штанг, ни брусков. Ночью по распоряжению директора все штанги были отправлены в переплавку, а бруски сожжены. Поневоле пришлось пользоваться сжатым воздухом.

Это хорошо помнит Михаил Георгиевич Нечкин, которого как раз в ту пору директор Носов выдвинул из сталеваров и фамилию которого Дима Носов неоднократно слышал от отца. Нечкин - замечательный знаток печей. А такие не столь уж часто встречаются среди сталеплавильщиков. Самим процессом плавки, технологией ее многие владеют мастерски. А вот печь, как таковую, со со всеми ее особенностями капризами и нуждами, знают не все. В мартеновской печи больше секретов, чем, скажем, в доменной. Про домну академик Михаил Александрович Павлов сказал как-то: «В домне ничего не видно, но уже многое ясно». В мартене наоборот: все видно, но многое еще неясно. Ремонт той же подины - настолько, к примеру, тонкое, не имеющее почти никакой рецептуры дело, что доверяется в огромном цехе лишь двум специалистам. Один из них - Нечкин. И Дима Носов с первого же дня тенью ходил по пятам Нечкина, присматриваясь к его действиям, прислушиваясь к распоряжениям, которые тот отдавал своим помощникам. Но ходить за ним по пятам Дима мог только в свободное, неурочное время, потому что был назначен штатным третьим подручным. А дел у третьего невпроворот: прибери рабочую площадку, обдуй свод, подсоби второму подручному, который, в свою очередь, помогает первому, отвечающему за лётку, за выпуск стали.

Больше всего Дима боялся «скидки на отца», которую ему могли сделать, но, чему он был очень радо - не делали.



Доступные цены на монтаж теплоизоляции и звукоизоляции - Москва и область.
Индивидуальный план-график работ, детальный расчёт материалов, качество.




 
       
   

Все права защищены - © 2007-2019 - dopinfo.ru
При цитировании и републикации открытая обратная ссылка строго обязательна