dopinfo.ru | на главную | микс-обзоры | 1957-й год | Передовики производства

 
    Полезные и познавательные страницы  
   



Звукоизоляция и утепление зданий, сооружений, помещений и инженерных систем.
Грамотный выбор стройматериалов и конструктивных схем, надёжный монтаж.
Сопутствующие ремонтно-строительные и восстановительные работы.


Магнитогорские встречи - часть 2

Маршрут обычный: в доменный, в мартеновский, потом в прокатный. С отцом везде интересно, а особенно в мартене. Он ведь сам сталеплавильщик. Знает, понятно, и домну и блюминг, но здесь, в мартене, он все перепробовал собственными руками, все умеет: и шихту завалить в печь, и пробу взять, и лётку пробить. Начинал-то с подручных... Мать говорит, что в молодости он вечно ходил в ожогах, а на лбу всегда багровела шишка. Он ее набивал, бегая то и дело в экспресс-лабораторию. Там была низкая дверь, и он каждый раз, забывая впопыхах нагнуться, стукался о притолоку. А чего было так часто бегать в лабораторию? Сделают анализ - сообщат. Нет, не терпелось. Беспокойный был характер.

Мы невольно улыбаемся, слушая, как Дима рассказывает об этом: у него тоже на лбу шишка. И происхождение ее, судя по всему, такое же. Видать, во всех экспресс-лабораториях мартеновских цехов двери низкие. Не рассчитаны они почему-то на высоких людей с беспокойными характерами.

Мартен входил в Димину жизнь С малых лет. В Сталинске их дом стоял на горушке напротив цеха, и окна квартиры глядели прямо на печи. Димка любил, лежа на подоконнике, наблюдать за дымящими трубами. И это не были праздные наблюдения шестилетнего дилетанта. Он вел их как вполне образованный специалист-мартенщик. Когда рыжеватые султаны дыма сгущались, темнели, становились черными, Димка знал, что это непорядок. Он не восторгался красными факелами, вырывавшимися внезапно из труб. Зрелище, может быть, и красивое, но не для человека, который разбирается в металлургии! Такой факел - результат чьей-то оплошности. Газ тратится зря, уходит в трубу. Однажды, увидев, как пламя забило сразу изо всех труб, Димка не выдержал, подбежал к телефону и позвонил отцу в цех. А у того шло как раз производственное совещание, и Димкино сообщение было тут же использовано как свежее доказательство нерадивой работы отдельных товарищей.

К восьмому или девятому классу твердо определилось: в металлурги! Специального разговора об этом с отцом не было. Решение пришло без нажима со стороны отца. Он вообще не любил ни наставлений, ни нравоучений. Только один раз, когда Димка схватил двойку по черчению, сказал:

- За мою широкую директорскую спину прятаться тебе не позволю. Как только сделаешь такую попытку, отойду в сторону, выставив тебя голым перед всеми людьми. Имей это в виду.

Сказано было сурово, и Дима знал, что отец, сын кузнеца, всего добившийся трудом, потом сдержит, если потребуется, эту свою угрозу.

Двойка была первой и последней. Он окончил школу чуть-чуть не с медалью, а экзамены в институт сдал с высоким баллом. До начала занятий оставалось время, и отец взял Диму в поездку к геологам. Григорий Иванович часто ездил и летал к разведчикам руды и горючего газа. Директора «Магнитки» заботило будущее комбината, его сырьевая и топливная базы. На этот раз побывали на Аяте, впадающем в Тобол, у Джаты-горы, в Ишимбаеве. Средствами передвижения были не только самолет и автомобиль, но и телега, и просто конь с седлом, и, что еще проще, ноги, обутые в болотные сапоги и способные пройти там, где нет конской тропы. В горах, в лесу, в степи с отцом было так же интересно, как в цехе. Он понимал и любил природу. Разбирался в птичьих голосах и умел подражать им. Знал, почему заяц-русак живет только на западных склонах Урала, а беляк - только на восточных: и тот и другой боятся перейти через хребет, их пугают холода на вершинах. Мечтал о том, чтобы все-таки развести на магнитогорской земле трудно прививавшиеся там дубки.

Отец задержался у геологов, а Диме пора было возвращаться. Начинались занятия. Институт был тут же, в Магнитогорске. Он назывался: горно-металлургический. А через год к этому названию прибавилось: имени Г. И. Носова. Григорий Иванович умер сорока шести лет. Кровоизлияние в мозг. Вся «Магнитка» хоронила своего директора.

Среди преподавателей института и работников заводов, где Диме доводилось проходить студенческую практику, было немало людей, знавших Григория Ивановича. И, естественно, они имели возможность сравнивать отца и сына. Внешние данные Носовых - рост, походка, голос - были совершенно одинаковы. И лица были схожи... Приехав практикантом на Кузнецкий комбинат и разыскивая начальника мартеновского цеха, Дима забрел в диспетчерскую. Сидевший там старый обер-мастер, взглянув на вошедшего, вскочил, уставился на него в упор, потом закрыл глаза и несколько раз мотнул головой, как бы стряхивая с себя сон. «Господи, да это ж Григорий Иваныч, - сказал старик. - А коль не он, покойный, то сын его али брат…»

«Сын» - сказал Дима. И потом, во все дни практики, обер-мастер не раз останавливался около Димы и, покачивая головой, говорил: «Ну и ну! Здорово ж тебя слепили в батьку...»



Доступные цены на монтаж теплоизоляции и звукоизоляции - Москва и область.
Индивидуальный план-график работ, детальный расчёт материалов, качество.




 
       
   

Все права защищены - © 2007-2019 - dopinfo.ru
При цитировании и републикации открытая обратная ссылка строго обязательна