dopinfo.ru | на главную | микс-обзоры | 1957-й год | Передовики производства

 
    Полезные и познавательные страницы  
   



Звукоизоляция и утепление зданий, сооружений, помещений и инженерных систем.
Грамотный выбор стройматериалов и конструктивных схем, надёжный монтаж.
Сопутствующие ремонтно-строительные и восстановительные работы.


Лен - богатство псковской земли - часть 5

Беседу о льняной «лихорадке» мы с директором МТС Александром Ивановичем Шевченко продолжили на поле под Вороничами.

- Что же, - говорил он, вспоминая наш автобусный разговор, - анализировать лихорадку можно. Возьмем прямо сначала тот 1932 год, когда площадь сева прыгнула вдруг сразу за сто тысяч гектаров. Вспомните это время. На поля тракторы пришли, лен - золотая валюта. И вознеслась сразу цифра посева за сто. А дальше 46, 47, 48-й годы, и цифры им соответственно - 32 тысячи гектаров сева, 37, 50. Откуда такой спад по сравнению с тем, с 32-м? Планирование сверху, кок-сагыз, никому не нужный рыжик - все навязывалось. Еще 53-54-й годы, и площадь сева соответственно 44 и 48. Почему нет подъема? Кок-сагыз отменен, рыжик - тоже, а подъема пока нет. А делался упор на хлеб, хлебом больше всего поля засевались! Все это отмечено в летописи областных статистических сводок.

В 1956 году опять скачок – на 15 тысяч гектаров против прошлогоднего выросли посевы. И понятно, почему. Перестройка планирования, желание заработать деньги, поправить колхозные дела, - вот и появилась необходимость расширить площади посевов! Несомненно, они будут и дальше расти. Но база? Есть ли под этим база? - спросил он меня, и сам начал отвечать на свой вопрос: - В 1956 году мы должны были убрать процентов восемьдесят льна машинами. Но наша несовершенная уборочная техника оказалась несостоятельной перед большим урожаем. Беда, может быть, и не велика была, если бы собрали руками, замочили, обтрепали бы хоть одну половину сами, а другую половину трестой на завод свезли. Но рук для уборки не хватило, а мочить и обрабатывать лен под голубую кудель дома у нас вообще разучились. Да и то сказать, этим заниматься хорошо было тогда, когда мало сеяли льна. Тогда его убирали не весь сразу, поочередно. Мочили да стлали небольшими партиями, сушили дома на печах, мяли вручную. Тогда льном можно было любоваться. А теперь убери-ка да обработай такую махину! Базу, базу под лен надо!

Раньше на псковской земле льна сеяли меньше, брали здесь не количеством, а качеством обработки снопа, голубой куделью. И все делалось дома. Но разве теперь нет такой возможности? Ведь недаром Егор Назарьевич говорил о длинных и пустых зимних вечерах, когда людям зачастую нечего делать. В минувшее время именно в зимние вечера мяли загодя вымоченный лен. Но сейчас и льнозаводы со всем урожаем не справляются. Да и сырье идет на него «пестрое» - и плохое и хорошее. Потому что разучились мочить и готовить на зиму впрок лен, заменили мочку выстелкой льна на полях, качественную обработку снопа дома - надеждой на льнозавод. Но почему же надо взваливать все на льнозаводы и не думать о своей, колхозной голубой прославленной кудели, за которую, кстати, на тех же льнозаводах платят намного больше, чем за «соломку» пестрого качества?

Да, видимо, со льном надо поступать как-то иначе, видимо, действительно нужна база под лен. Но какая?

Об этом я и думал, шагая по глухой дороге через Михайловский бор. Я думал о голубой псковской легендарной кудели, которую мне за много дней поездок и походов по пушкиногорским селам и деревням так и не удалось повидать.

Голубую нитку в старинном крестьянском тканье увидать довелось. А вот кудели нигде не видел. Неужели, думалось, перевелось на псковской земле это мастерство и голубой да золотой кудели никто не делает?

Но вот сегодня под вековыми пушкинскими соснами на лесной дороге встретил я девушку из Косохнова, Клаву Калашникову, и многое мне эта встреча прояснила. Да и голубую кудель тут увидал!

Деревня Косохново самая дальняя, стоит она в углу Кирилловского сухого торфяного болота, приткнувшись к самым михайловским чащам. По одну сторону Михайловский бор, по другую - деревни, что были когда-то еще за Пушкиными, - Березино, Кириллово, Станошники, Богомолы, Ромашки, Бустыги. Косохново - последнее в цепи их. Тут до Кучане-озера рукой подать.

Шла Клава через бор с узелком, бережно его несла. И я спросил ее на дороге:

- Клава, помню вас, как вы недавно сдавали «соломку» на льнозаводе и бранились. Куда идете? Не боитесь вот так одна по дорогам-то в осень ходить?
- То и хорошо, что осень. А зимой нешто бы пошла? Боязно, дни короткие. А иду я на Вороничи на воскресенье к подружкам попрясться.

И нетрудно было догадаться, что несла Клава в белом холщовом платочке кудель.

- Зимою-то я уже в Вороничи не пойду, а буду дома сидеть. Вот затеяла вышивать русалку.
- Это какую же?
- А вот ту, что у Александра Сергеевича описана. «Русалку»-то у него читали?

Была Клава застенчива, но, должно быть, характером пряма и открыта. Она положила вдруг узелок на пень, развязала его и показала кудельки:

- Смотрите, подходяще?

Такое не часто увидишь! Сразу же пришли на память все детали обработки старыми льноводами льняного снопа. И верно, не количеством - качеством брали. Тут были кудельки мягкие и долгие, изумляющие глаз стальным, холодным цветом, рядом лежали белые, как благородная седина, еще рядом - золотые, яркие, как летние сухие закаты, потом были такие чисто «льняного» цвета с лучистой прозеленью, будто былкульнянку потомили в родниковой воде, посушили на солнце и она только что отошла от «косточки». И совсем особо лежала кудель с такой голубизной и августовской теплотой в блеске, что только и оставалось сказать:

- Да это же богатство, Клава!
- То-то и оно! - воскликнула она, радуясь и застенчиво краснея. - Эти я сама по снопику в разных водах мочила. Вы говорите, я бранилась на заводе? Да я и не бранилась. Просто глядела на «соломку», какую тогда привезли, и обидно было, что вся она прямо со стлищ и одинаковая. Из нее выйдет обычная серая кудель.

И рассказала, как делается настоящее богатство. Все было просто. Нужно было только знать, какой лен как и где помочить в водах с примесями, как потомить и посушить, и вот лен уже сам «играет» и просится на гобелен.



Доступные цены на монтаж теплоизоляции и звукоизоляции - Москва и область.
Индивидуальный план-график работ, детальный расчёт материалов, качество.




 
       
   

Все права защищены - © 2007-2019 - dopinfo.ru
При цитировании и републикации открытая обратная ссылка строго обязательна